Дураки, дороги и канавы

Всем нам прошлый год запомнился жуткими пожарами и чудовищным смогом над Москвой и областью. Удивительным образом не горел только Талдомский район. А ведь по запасам торфа он превосходит даже Шатурский. Почему же такая несправедливость? Главе района А.И.Белову Губернатор Московской области даже дал орден Ивана Калиты. За негорение. А разгадка, собственно, проста. Уже больше 10 лет Дружина по охране природы Биофака МГУ им. М.В.Ломоносова, сообщество «Журавлиная родина», Талдомская администрация особо охраняемых природных территориях и в последние 6 лет Гринпис России – активно занимаются на территории района не только самостоятельным тушением травяных, лесных и торфяных пожаров, но и активно взаимодействуют с МЧС района, с администрацией и лесхозом. То есть пожары тушатся совместно. И все понимают, что это важно. В том числе и потому, что всё это снимает телевидение и показывает на всю страну. Особенно, если кто-то считает, что это НЕ важно.

В каждой школе района неоднократно проходили конкурсы противопожарных рисунков и плакатов. Каждый школьник и даже детсадовец знает, что поджигать траву, даже если очень хочется, не следует. Все, или почти все дачники тоже это знают. Их горящие дома ребята тоже неоднократно тушили. В результате дачи пироманов сгорели, и в Талдоме их стало несколько меньше.

Но не только траву и помойки поджигают люди. Очень высокой пожароопасностью отличаются осушенные и частично выработанные торфяники, в частности, урочище «Бублик» или официально – поля ЗАО «Север». Много лет назад в начале 70-х прошлого, соответственно, века здесь сняли верхний слой торфа, а на оставшемся начали выращивать овощи и траву для скота. Сельскохозяйственные перестройки, а потом и сельскохозяйственный кризис ослабили тогда ещё совхоз «Северный», коров стало мало, трава оказалась не нужна, силосование не выгодно, да ещё топливо подорожало. Территория постепенно забрасывалась. Луга не выкашивались, вставали бурьяны, повышалась пожароопасность. И вот 12-14 лет назад в Московской области появилась новая сельскохозяйственная манера – сжигать нескошенную вовремя растительность, придорожный мусор, кусты, старые катушки соломы и даже стерню. Трудно сказать, откуда пришла эта традиция. Но точно не с севера – в местах, где много торфяных болот, появиться она никак не могла. И вот с 2000 года «Бублик» стал гореть ежегодно по несколько раз.

Тут надо рассказать почему «Бублик» называется бубликом. Это, конечно, не местное название. Когда наши старшие товарищи в 1978 году проектировали и согласовывали заказник «Журавлиная родина», в его центре уже полным ходом шли торфоразработки. То есть середина болотного массива была уже уничтожена. И только по периметру лежали нетронутые верховые и низинные черноольховые болота, где гнездились последние журавли. Территория отдалённо напоминала бублик, в дырке которого, как известно, ничего нет. Так и пошло – Бублик.

В «Бублике» огромное количество канав. В два раза больше, чем на обычных торфоразработках. Дело в том, что осушили самую низкую часть болотного массива, куда продолжала стекать вода, для её отвода рыли и рыли новые канавы. Вообще весь «Бублик» – это торфяник, залегающий в долине реки, то есть он наклонный – вода в канавах постоянно течёт в Дубну.

Уже тогда система перекрытия канав работала плохо. Со временем гидрозатворы проржавели, бетонные конструкции разрушились, и стало невозможно удерживать воду. Летом канавы мелели, чтобы создать запас воды для тушения пожаров, было необходимо насыпать временные дамбы бульдозером. И вот тогда мы стали мечтать о восстановлении системы гидрозатворов или других гидротехнических сооружений, хоть рукотворных, для подъёма уровня грунтовых вод и создания запасов воды на случай пожара. И когда в прошлом году было объявлено, что Правительство Московской области будет обводнять торфяники, радости нашей не было пределов. Потому как переосушенные торфоразработки по своей системе канав быстро спускали воду и из окружающих верховых клюквенных болот, в результате чего болота стали постепенно зарастать лесом.

Талдомским лесхозом были намечены под обводнение и лесные участки, примыкающие к торфополям с юга. По ним проходило несколько канав, отводящих воду с «Бублика». Эти канавы летом было бы целесообразно держать наполненными, для чего надо было бы установить в них гидрозатворы. Они подтапливали бы краевые участки леса и создавали бы всё тот же запас воды. Заодно препятствовали бы палам, пущенным с дороги отдельными гражданами из хулиганских соображений.

Проект обретал реальные очертания. Но вскоре выяснилось, что обводнять можно только муниципальные земли. А «Бублик» на свою западную половину уже стал частным – в своё время были скуплены совхозные паи. Восточная часть оставалась муниципальной, но была отдана в аренду ЗАО «Север». И вот, чтобы не возиться с изменением договора на аренду, а всё как всегда надо было скорее, район нарисовал зону обводнения на пойменные черноольшаники заказника «Журавлиная родина» – причём самую мокрую и самую ценную часть болот, где гнездятся и серые журавли, занесённые в Красную книгу Московской области, и большие подорлики и белая лазоревка, занесённые в Красную книгу России. «А что – территория в хозяйстве не используется, а, не дай Бог, загорится вдруг». Руководство района и не предполагало, что за, в общем-то, любимый ими заказник возьмутся по-серьёзному.

Проектировщики – «Мосстроймеханизация-5» тут же набросали план канав и дорог вдоль них прямо по реликтовым черноольховым лесам. Канавы планировалось наполнять из Дубны водозаборной станцией. На канавах затворы. Такой проект весьма сложен. За его разработку проектировщики получат миллионы. Потом проект не пройдёт экологическую экспертизу, потому как нарушает режим охраны заказника и ведёт к уничтожению мест обитания краснокнижных  видов, а это 24-я статья Федерального закона «О животном мире», которая гласит, что действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности или нарушению среды обитания объектов животного мира, занесенных в Красные книги, не допускаются. Юридические лица и граждане, осуществляющие хозяйственную деятельность на территориях, где обитают животные, занесенные в Красные книги, несут ответственность за сохранение и воспроизводство этих объектов животного мира в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. А в соответствии с Законом Московской области «Об охране окружающей среды в Московской области» (статья 11)  организации и физические лица на территории которых имеются растения, животные и иные организмы, занесенные в Красную книгу Московской области, обязаны принимать меры по соблюдению установленного режима охраны и несут ответственность за причиненный им ущерб в соответствии с законодательством.

Интересно, что такой проект практически невозможно точно рассчитать. Чтобы понять, какого размера, а точнее пропускной способности должны быть канавы и заслонки на них, необходимо посчитать водный баланс территории, в том числе в период половодья на Дубне. Для этого необходимо знать, грубо говоря, сколько воды втекает, сколько вытекает. И вот эту величину рассчитать точно невозможно. То есть, либо канавы будут малы для стока паводковых вод, а это значит, что вода пойдёт через верх и обмоет гидрозатворы, на починку которых денег уже не будет, либо канавы будут велики, тогда они будут создавать вокруг пониженный уровень грунтовых вод, что есть осушение, а не обводнение. Вдоль канав планируется сделать дороги для проезда пожарной техники. Представьте, сколько грузовиков щебня надо высыпать в многометровый жидкий торф, чтобы дорога стала проезжей. Предположим дороги построены. Это линейные конструкции, которые будут направлять сток с болота по прямой в реку. Так же как и канавы. Кроме того, вдоль канав и дорог будут вырублены широкие просеки. Получается, что проектировщики готовят проект осушения, а не обводнения, что и не удивительно, потому как иначе их не учили.

И когда я пытаюсь объяснить, что такого рода воздействие ведёт к уничтожению естественного болота, к необратимому нарушению его гидрологического режима, почвенного покрова, к уничтожению мест обитания редких видов, мне не верят. Но ведь можно собрать и экспертные оценки разных учёных и специалистов – все они скажут то же самое.

Но самое интересное даже не это, а то, что выделенный под обводнение участок ни разу не горел за последние 30 лет. В отличие от «Бублика», который горит ежегодно. Возникает вопрос: зачем тратить миллионы государственных рублей на создание заведомо незаконного и ненужного для природы проекта? Зачем обводнять абсолютно мокрые черноольшаники, заливаемые ежегодно в период половодья, держащие воду всё лето? Почему нельзя быстро и оперативно переориентироваться всё-таки на обводнение переосушенных торфополей? И почему ответственные министерства и ведомства собираются менять режим охраны заказника и грозятся даже поменять Федеральное законодательство, чтобы уже абсолютно законно уничтожить места обитания краснокнижных видов? И всё только лишь для того, чтобы быстро и красиво отчитаться в полном и абсолютном обводнении. А на следующий день открыть окно и вдохнуть полной грудью привычный торфяной смог.

А вот что пишут про ЗАО «Мосстроймеханизация-5» на лесном форуме http://www.forestforum.ru/viewtopic.php?t=9378

 

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.